Skip to content
График походов и экскурсий
|
Лучшие предложения
|
Скидки
|
Просмотренные маршруты

Отзыв о походе «Величественные вершины» / Высоцкая Янина

В первый день мы прибыли в Ивано-Франковск утром, и поезда нас по прибытии встретил инструктор Сергей. Тут же были решены мелкие организационные вопросы, и по ходу выяснилось, что наша группа имеет VIP-статус, так как помимо нас с мужем в поход идет только один человек. Человек этот должен был приехать позже, в связи, с чем мы терпеливо ожидали его на автостанции. Предполагаемая маршрутка должна была отвезти нас с деревню Лазещину, откуда, собственно, и начинался наш пеший маршрут. Сойдя с поезда, человек представился Владимиром. Вчетвером мы нырнули в транспорт и покинули Ивано-Франковск. По пути Сергей охотно отвечал на наши вопросы, рассказывал разнообразные истории о местности, по которой мы продвигались, за окном устойчивым ранне-весенним пейзажем проплывали воды горных рек и сами горы, на склоны и подножия которых лениво рассыпалось нежное солнце апреля.

Добравшись до Лазещины, мы переоделись для ходьбы и двинулись в путь — в первый день похода погода стояла сказочная и обнадеживающая — за деревней, вдалеке хорошо просматривались две неровные вершины — Петрос и Говерла, которые мы предположительно должны были покорить в ближайшие пару суток. Идти было радостно и легко. Из деревни за нами увязалось некоторое количество собак, которые до входа в заповедник постепенно рассеялись, и в результате осталась лишь одна, напоминающая небольшую лисицу и полная намерения идти с нами вперед и только вперед.

Через какое-то время кто-то (а вообще-то это была я!) предложил сделать привал и поесть, что было сделано с удовольствием и любовью — аппетит разыгрался от окружающего великолепия — хотя вершины маячили еще где-то вдали, воздух был чист и свеж, кругом журчали дивные ручьи, каждый из которых был вполне подходящим источником воды в походе — талая вода несла в себе самую позитивную информацию с вершин. Сергей приготовил тонизирующий черный чай, мы заправились бутербродами и шоколадкой и пошли дальше. Пейзаж оставался более или менее одинаковым — вокруг дороги сосны, горная река вдоль, вершины впереди как ключевой ориентир нашего пешего путешествия. По пути мы встретили минеральный источник, и Сергей предупредил, что вода в нем сероводородная, так что ее вкус понравится далеко не всем. В результате никто не стал ее пить, кроме меня, а я усмотрела в привкусе тухлых яиц даже какую-то карпатскую экзотику.

Через какое-то время мы дошли до приюта «Козьмещик».  Погода подпортилась, и с неба стал неспешно накрапывать мелкий дождь. Нам была предложена альтернатива — остаться для ночевки на приюте либо идти вверх, к сверкающему белому Петросу, и ночевать у его подножия. Мы не устали, поэтому единогласно был принят второй вариант в качестве единственно возможного. Выше приюта дорога рванула в направлении неба. Мы шли, орудуя треккинговыми палками и периодически припадая к горным ручьям. В какое-то время зона дождя закончилась и началась зона снега. Дорога становилась круче, а мокрые снега — глубже, пейзажи кругом — все более масштабными и живописными, в пределах горизонта стала видна Довбушанка и другие карпатские горы. Мы больше нуждались в привалах, потому что идти по мокрому глубокому снегу даже с палками было непросто.

Темнело. От нескончаемого снега ноги промокли. Мы шли впереди по очереди, прокладывая тропу, и уже практически не разговаривали — берегли силы для ходьбы. Лично я для себя твердо решила, что на сегодня с меня снега достаточно и ночевать в палатке с ним в обнимку я бы не хотела, поэтому я втайне мечтала хоть как-то укрыться до непогоды в колыбе. На подъеме мы встретились несколько небольших колыб, которые были внутри довольно чистыми и уютными, и Сергей пообещал нам еще парочку наверху.

По мере приближения ночи видимость снижалась. Я подумала о том, что термокофта это миф, потому что моя мне никак не помогала — вся спина была мокрой и я, казалось, была на пределе физических возможностей, несмотря на то, что привыкла к физическим нагрузкам. Когда мы были уже довольно высоко, колыбы должны были вот-вот выплыть из мутного окружающего пространства, однако их все не было и не было. Мы миновали небольшой лес, прошли по дорожке необычных следов, о которых я старалась не думать, и вышли на непокоренный, чистый, снежный азимут — спокойную белую поляну, устремленную вверх. Следы пришлось прокладывать по живому. Мы шли след в след за Сергеем, и самый сложный эпизод в этом передвижении, наверное, находился между тем моментом, когда моему взору уже открылись колыбы, и точкой, когда мы их все-таки достигли. Казалось, до них рукой подать, однако непогода настолько замедляла нашу процессию, что каждые десять метров тянулись как километр, не меньше. Когда мы дошли до ближайшей колыбы, мое решение в миг стало твердым и уверенным — я знала, что еще пять метров я ни за что не пройду. Однако пришлось их пройти. Голова уже не соображала, а тело плохо слушалось, но несмотря ни на что это ощущение можно даже назвать приятным, потому что в повседневной жизни оно практически не достигаемо. Стоит отметить, что максимально бодро, комфортно и уверенно себя чувствовала собака из деревни — для нее восхождение было, как для меня прогуляться из квартиры в магазин или проехать пару станций метро, хотя, возможно, она просто делала вид, что не устала.

Тем не менее, пять метров пришлось пройти, так как Сергей нашел лучшую колыбу и пригласил нас туда.

На уровне полметра над полом в этом домике был построен деревянный настил наподобие широкой полки, куда как раз стали две небольшие палатки. Тут я повела себя как тонкая чувствительная натура — надела очень теплую шапку и рухнула в спальник, находясь не в состоянии сдвинуться с места. Ботинки были безнадежно мокры — несмотря на защиту бахил, снег не только атаковал их снаружи, но и бодро прокрался внутрь. Высушить их не представлялось возможным, и я старалась об этом не думать. Для размышлений над этим феноменом у меня было целое завтра. Однако кроме меня никто не свалился от усталости в прямом смысле этого слова. Остальные участники похода разместились за столом, активно варились напитки и каши. В полубессознательном состоянии я вдруг ощутила в своей руке чашку с потрясающим горячим какао (наверное, это был лучший какао в моей жизни), потом таким же чудесным образом в моих руках оказалась тарелка с едой. А потом я отключилась, и спать было невероятно тепло, хотя снаружи снег валил всю ночь.

На второй день за дверью был настоящий апокалипсис местного масштаба. Мало того, что снег падал и не собирался притормозить свое движение вниз, так еще и вся местность погрузилась в густой снежный туман. Петрос был иллюзией. Вместо него мы лицезрели загадочную и привлекательную мутновато-белую пелену без конца и края. Пока мы завтракали, мы раздумывали о том, что делать. Малодушное решение не осуществлять восхождение на Петрос было принято единогласно — и несмотря на его малодушие это был, наверное, единственный правильный в сложившейся ситуации выбор, так как мне с трудом представлялось, как мы будем идти по снежному бездорожью в холодном тумане, не имея даже возможности насладиться пейзажами вокруг.

Решили спускаться вниз. После завтрака мы принялись собираться. Владимир быстро собрал вещи и пошел первый. Когда мы вынырнули из колыбы вслед за ним, тотчас же выяснилось, что нечаянно он пошел не в ту сторону. Недалеко пробежал   медведь, оставив цепочку устрашающих следов, и Владимир, соблазнившись этой относительно устойчивой тропой, бодро пошел в немного другую сторону, а мы пошли за ним и очень скоро очутились в овраге, где снег был еще глубже, а с некоторых деревьев кора была содрана явно кем-то немаленьким и голодным. Из этого оврага на нужную дорогу мы, конечно, вернулись, и пошли дальше по правильной дороге, на этот раз вниз. Все шли осторожно, стараясь не проваливаться слишком глубоко, и только собаке все было нипочем, и она была в отличном настроении, заражая им и нас.

Спуск был долгим. Местами дорога казалась такой крутой, что даже не верилось, что мы поднимались тут вчера. Медвежьи следы местами пересекали нашу тропу.

Ближе к концу спуска мы с мужем придумали забаву — расстелили клеенку, побросали на нее рюкзаки, и пытались ехать с горы вниз. Местами мы ехали прямо с ветерком, а местами, напротив, вместе с рюкзаками заваливались набок и в снег.

Вскоре мы снова очутились в зоне дождя. Он моросил слабо и ненавязчиво, и идти под ним было приятно — ноги уже не проваливались в глубокий снег, и от такой роскоши мы уже отвыкли за последние сутки.

По дороге было принято решение провести ночь в более или менее цивилизованном месте, так как все вымокли и вымотались. Оговорюсь, что я готовилась к такому варианту погоды, так как про Карпаты ничего нельзя знать наверняка — последний раз, когда я была в этих горах, был июль, две недели с дождями, грозами, штормовыми предупреждениями и прочими приправами для основного блюда — дороги.

На обратном пути мы вновь остановились на привал, поели, попили чай. На привале я пообещала собаке, что если она дойдет с нами до магазина, то я куплю колбасу персонально ей, и в Лазещине мое обещание было исполнено. Итак, мы спустились с горы и ждали транспорта на остановке. Довольно быстро остановили попутку, которая довезла нас всех до некоего населенного пункта, название которого я не помню. Далее, мы пересели на автобус, идущий из Буковеля в Яремче, и вскоре прибыли в место, которое должно было обеспечить нас уютом, покоем и фантастической сухостью.

Стоит отдать должное инструктору — Сергей не только предложил альтернативный вариант времяпрепровождения, но и оказался полностью в курсе на предмет жилья в курортном поселке — и за совершенно скромные деньги мы остановились на ночь в очень приятном и удобном по расположению месте.

Сушка вещей захватила всех нас,  как захватывает новое увлечение обезумевшего от радости новичка. Мы стирались, сушились, ужинали безумно вкусным и сытным грибным супом, щеки горели, настроение было прямо-таки экзальтированное. Думаю, в ту ночь сон у всех был младенческий и первобытный.

Утром мы позавтракали варениками с карпатской черникой, заботливо приготовленными хозяйкой, и отправились осматривать местные достопримечательности. Стоит отметить, что сам по себе поселок Яремче является очень и очень приятным местом. Над ним нависает живописная скала, видная практически отовсюду, склоны усыпаны уютными домиками, в большинстве деревянными или стилизованными под дерево, в общем, очень обаятельное место для тех, кто устал от больших городов. Мы прогулялись по городу, поднялись вверх к вольерам с животными — в вольерах прогуливались олени и кабаны. Олени были особенно хороши со своими апрельскими рогами — небольшими и пушистыми.

Потом мы спустились к водопаду — должна признать, весенние водопады являются весьма величественным зрелищем. Кажется, местный называется Пробий. Из-за огромного количества воды камни как будто не соприкасаются с верхним слоем, и получается, что вода висит в воздухе, и под ней, где-то внизу в прозрачном безмолвии висят пороги. Чуть выше стоял палаточный лагерь водников, которые использовали этот водопад для сплавов. Правда, героического преодоления порогов мы так и не увидели.

Через какое-то время инструктор нас покинул, у нас оставалось еще какое-то время до поезда, которое мы решили потратить на осмотр местного пляжа, о котором нам рассказывал Сергей. Правда, в это время года пляж не очень впечатлил нас — просто широкая лужайка возле горной реки, а с противоположной стороны — та самая сыпучая скала, подпирающая небосвод. Со слов Сергея, летом здесь как в Крыму — все приходят загорать и купаться в уже теплой воде. Наверное, летом там действительно красиво. Тем не менее, нам пора было выбираться, чтобы успеть на поезд в Ивано-Франковск. Посоветовавшись с Сергеем и из эстетических соображений, мы вместо маршрутки сели на дизель, который, правда, ходит только два раза в день.

Потом, в городе, мы сели в поезд, но это уже совсем другая история 🙂

 
Текст и фото: Высоцкая Янина