Skip to content
График походов и экскурсий
|
Лучшие предложения
|
Скидки
|
Просмотренные маршруты

Отзыв о походе “Покорение двухтысячников” / Манакова Екатерина

Отзыв о говерляне«Пойдем, напокоряем двухтысячников!» — было заявлено мне однажды прямо с порога. предложение, прямо сказать, не руки и сердца, поэтому хрестоматийного восторга и воодушевления не вызвало. наоборот. несколько дней я стоически упиралась всеми силами и аргументами. Но их, видимо, в моем арсенале было меньше, чем упертости и «я_уже_все_и_так_решил» у моего Мужчины. Вынужденно сдалась, заявив, что смерть моя где-нибудь на уровне 1735 м над уровнем моря будет целиком и полностью на его совести.

Идти решили (здесь и далее подразумевать «решил» — потому что я самоликвалировалась от организации всей этой сомнительной на мой взгляд затеи) с компанией MountTrip.com. Выбрали у них маршрут. Все остальные хлопоты, что было весьма кстати и приятно, взяли на себя сами организаторы. Оформляли всевозможные страховки и регистрировали нас в спасательных службах, беспокоились, есть ли у нас все необходимое снаряжение и договаривались об аренде того, чего не хватало. в общем, нам нужно было только купить билет до Франковска и обратно. О чем, кстати, девушка из горной конторы, казалось, тоже беспокоилась за нас и больше нас — звонила узнавала, приобретены ли билеты, сообщала, что в электронной системе укрзализныци видела такие-то и такие-то имеющиеся места. все пахло такой легкостью и беспроблемностью, что я, потеряв бдительность, расслабилась и даже стала жить в нетерпеливом ожидании и предвкушении скорого отпуска в горах.

День 1. Прованс и разбившиеся иллюзии
Утром с поездов группу встречал наш будущий проводник. авторитетный, как мы успели понять с Мужчиной, почитав его профайл на страничке «Маунттрипа». 10 лет водить группы по Карпатам — это вам не как либо что! худощавый, но крепкий, Вовчик (как мы его между собой окрестили) приветствовал прибывающих и немного заспанных после ночи в вагоне своих походников бодрой улыбкой. в группе нас оказалось шестеро — помимо инструктора мы с Мужчиной, девочка из Крыма, девочка из Запорожья и походник со стажем из Питера. Сборная СНГ. Быстренько разобрали по рюкзакам недостающее снаряжение (все можно взять в аренду у проводника за приемлемо-символическую плату) и провиант (его заготовкой на шестидневный поход тоже озадачивается инструктор), — и прыгнули в автобус, который повез нас к стартовой точке нашего путешествия.

В окне поплыли сельские пейзажи — настолько картинные и как будто из сказки, что еще вчера покинутый мегаполис просто перестал существовать в моей голове. плетеные заборчики, деревянные домики с резными ставнями, телеги, ставки с утками-мамашами и утятами на выгуле… Казалось, так еще живут только в книжках.

Рейсовый «Богдан» выгрузил нас где-то глубоко в недрах всей этой пасторали. горы дразнили своей уже такой близостью, проглядывая сквозь дымку. а мы ждали пересадки на следующий автобус, тот, который нас должен был повезти по практически бездорожью к селу Дземброня, откуда начинался наш подъем вверх.

Заставший еще, по видимому, динозавров лазик притарахтел через час и поразил схожестью с сельскими автобусами из фильмов — не хватало только клеток с курами на крыше и блеющих парнокопытных в салоне. тесненький и переполненный, он пылил на грунтовке, перекашивался на поворотах, неистово ревел на подъемах, и предоставлял исключительную возможность пересчитать все твои косточки и зубы на каждой из бесчисленных кочек. но по-настоящему мы, городские, перепугались, когда он практически не сбавляя своих 30 км/ч уверенно въехал на разбитый деревянный мост — с откровенными дырами и кое-как уложенными нестройными рядами досок. Но если я сейчас все это пишу, значит, миновали мы его успешно.

Погода в Карпатах менялась, как сердце пресловутой красавицы из песни, и из лазика мы выгрузились прямо под дождь. благо, тут же был домик-навес, где можно переждать мимолетную непогоду. но на нагорье мы все равно шли под аккомпанемент недалекой грозы и периодически срывающиеся дождевые капли. Шли недолго, но тяжело и в гору. И тут, думаю, все, кто имел еще какие-то иллюзии относительно простоты и прогулочного характера всего мероприятия, оставили свои персональные розовые очки на первой и такой долгожданной десятиминутке отдыха. Новая высота, другой воздух, до верху набитые рюкзаки, непривычность к подобным переходам, — резко сказалось все. И до места нашего ночлега под г. Вухатый Камень мы еле доползли. Быстро разбили лагерь, поужинали сваренным Вовчиком супом (оды нашему походному меню и шеф-повару буду петь в следующий раз), полюбовались хороводом молний над Дземброней и рухнули спать, осознавая, что сегодня была только подготовка. Все самое интересное — завтра. Завтра мы начинали нашу долгую дорогу в дюймах…

День 2. Завтрак королей, похождения хоббитов и ежики в тумане

Ночь прошла в беспокойном чутком сне и ожидании «ливанет — не ливанет», — где-то совсем недалеко раскатывался канонадой гром, а молнии вспыхивали в режиме стробоскоп. и еще совсем под утро на наше место стоянки пришли пожевать траву коровы — почему-то тяжело и как-то почти по-человечески вздыхали, дурновато позвякивали консервными банками-колокольчиками, в общем, не давали видеть сны. *на заметку: соседство с пастбищами, колыбами и пастухами (по следам коров потом засветло приходил один, разыскивал наших ночных гостей, улыбался, спрашивал закурить, коров не нашел) — не сулит спокойствия и уединения с природой.

Завтрак был ранний и заспанный. но вместе с тем совершенно буржуинский с одной стороны (наш проводник Вовчик заядлый кофеман, не отказывает в кофейном удовольствии в походе ни себе, ни своей группе) и очень аутентичный — с другой. на завтрак у нас был банош — гуцульская каша из кукурузной крупы, сваренная на сметане, с брынзой. Брынзу и сметану мы добыли у пастухов в колыбе неподалеку.

Быстро выдвинулись в путь — до обеда нужно подняться на Ушастый Камень и одолеть первый двухтысячник в программе — Поп Иван. Тропинка до первого привала на передышку — через лес, «сказочный», как назвал его Вовчик. Лес и правда оказался образцово книжным — хрестоматийно-фолклорным или толкиенистски-хоббитским до сих пор для себя не определилась. Частокол идеально ровных высоченных смерек, валуны вдоль тропинки — все во мху, сама тропинка — петляющая по камням змейка, сумерки и легкая дымка, тишина, скрадывающая звуки наших шагов. Ох, и зря Питер Джексон снимал «Властелинов» в Новой Зеландии. Мог бы запросто сэкономить на дальних перелетах!

Из волшебного леса вышли к небольшому «трехэтажному» водопаду. Привал. Напились ледяной бурлящей воды, облазили все три террасы водопада и, ожившие, двинулись вверх — несколько следующих часов тропинка вилась под упрямым крутым углом. А вдобавок к этому заморосил дождь, который с набором нами высоты постепенно превращался в густой, можно_ложками_есть туман. Так и карабкался наш отряд отважных ежиков, особо не различая, куда. Естественно, кроме инструктора. Правда, и он честно признался, что в таких нелетных условиях больше доверяет приборам, чем себе — и тут же сверился с gps’ом.

То, из-за чего Ушастый Камень прозвали ушастым, мы так и не увидели — камни-ушки на макушке горы плотно упаковал все тот же туман. Встретив пару групп, которых по выражению местных «блуд взял» и направив их по нужным тропинкам, вскарабкались совершенно обессиленные на Поп Иван.

Его вершина с заброшенной польской обсерваторией вынырнула из облака-тумана неожиданно, как джек-пот, который уже не надеешься выиграть, но все же исправно покупаешь лотерейные былеты. и был обед. и по соседству много-много разноязычных тургрупп с такими же устало-счастливыми лицами, приобретающими все более сытое выражение с каждой ложкой походной похлебки. в нашем случае это была пшенная (или гороховая?) каша из запаренных в термосе хопьев (и когда только Вовчик утром успел все приготовить?!). Потом: рейд-инспекция по обсерваторным развалинам и лучшие зрительные места на отроге над обрывом с видом на Черногорский хребет и переваливающие через него караваны облаков — дальше мы шли именно туда, сквозь них — к озеру Бребенескул…

На самом деле на этом этапе мы здорово перекроили маршрут. Должны были после восходжения вернуться часа на два пути назад на ночевку, но решили — зачем ходить кругами? — пройтись часа четыре вперед, уже покрывая завтрашний отрезок маршрута и выигрывая время на «поваляться где-нибудь на берегу озера». И вот тут, конечно, мы погорячились. Шли дольше рассчетного времени, все время через непроглядные деморализующие облака — это сначала прикольно изображать из себя известного мультперсонажа, но потом не видеть конечной цели пути, вообще ничего не видеть — та ну его к небезызвестной инфернальной сущности!

Вот тогда я первый раз и сломалась. холодно, мокро, неудобный рюкзак, сил осталось мало, и непонятно, — докуда еще нужно тянуть на голом энтузиазме. Ревела как девочка, ей богу!
К озеру пришли в тумане и сумерках. как и на Поп Иване — довольно многолюдно, еле нашли, где разместиться. голодные и продрогшие на непойми из каких резервов взявшихся силах ставили палатки и готовили ужин. Такого вкусного супа из гречки и сушеных мяса и овощей — готова поспорить — не ел никто и никогда из нашей компании.

Ночь была такая же немилая, сырая и холодная. задраив палатки, натянув на себя всю, какая была, одежду, до утра стучали зубами в спальниках.

День 3. “Матрасный”

…а утром мы “прозрели”. За ночь туман рассеялся, и мы смогли, наконец, осмотреться. Оказалось, озеро — вот оно, два шага шагни — и в тумане накануне мы шли почти по самой кромке берега, удивительно, как только никто не “искупался”. Бребенескул уютно примостился в такой себе чаше — почти со всех сторон полукругом склоны хребта. Но от ветра это нисколько не спасало. Завтрак остывал настолько быстро, что доедали мы его уже холодным. То же самое с чаем и кофе. в общем, согреться с ночи никак не удавалось. Попробуй при таких исходных умыться из ключа, в котором кто-то из соседнего лагеря (у озера было многолюдно — насчитали около 20 палаток по соседству) намерял аж 5 градусов! Брр!

Просушить палатки, спальники, отсыревшую за вчерашний переход в тумане одежду удалось только через несколько часов, когда в наш озерный котлован, наконец, заглянуло солнце. Сегодня мы не торопились паковаться. за вчерашний марш-бросок в 16 км группа сэкономила полдня, покрыв часть маршрута, запланированного на сегодня. поэтому могли позволить себе поматрасничать. Со стоянки снялись самыми последними из всех групп. Не спеша взобрались на хребет над озером. сверху очертания Бребенескула казались отпечатком чьей-то великанской ноги. Левой. В неподвижной воде плавали облака.

Наверху бросаем рюкзаки. Налегке взбираемся на Гутын-Томнатык — вершина, которой оканчивается обнимающий озеро хребет. Ахаем и охаем, любуясь бесконечно непостижимой красотой горного края. Сегодня, пожалуй, первый день, когда это можно было сделать не на бегу. возвращаемся к рюкзакам. Подкрепляемся сухофруктами, орехами и печеньем. двигаемся дальше. На горизонте уже видны две наши цели следующих дней — Говерла и Петрос. Честно, выглядят пугающе сложноодолимыми. Но мы не думаем об этом сегодня. сегодня мы почти гуляем — легкие тучи время от времени приносят тень, легкий ветерок овевает прохладой (коварно, как оказалось позже). Заходим на Шпыци, заворачиваем на Ребра. И около 4-х дня мы уже на месте нашего ночлега — берегу озера Несамовыте. Мальчишки даже купались — вода +18.

К вечеру развели первый за время похода костер. И было бы совсем душевно, если бы не начала давать о себе знать обожженная за день на солнце кожа. Вот где проявилось все коварство дневного ветерка, за которым и не замечаешь, как горишь. И никакие солнцезащитные крема не спасли.
И была такая же неприветливая, как и предыдущая, ночь. Только теперь холодно было не столько от температуры за “окном” палатки (хотя, тоже не Майами, надо быть до конца честной), сколько от того, что “морозило” после ожогов.

День 4. краснокожее племя и обед на крыше мира

Разбудил нас Вовчик: “Ребята, просыпайтесь. Вот кофе, я возле палатки поставил, забирайте!”. Кофе в палатку мне еще никто никогда не приносил! Меня вообще сейчас сложно переубедить в том, что у нас был самый заботливый на свете инструктор. Вова был внимателен к каждому из участников группы. успевал весело болтать с быстроидущими, потом возвращался в арьергард, подбадривал, а на последних этапах даже помогал с рюкзаками. А как он нас кормил!!! Я обещала воспеть оды Вовчиковым кулинарным способностям? Так вот — пою! Наше походное меню было не только вкусным и сытным, но еще и разнообразным. За шесть дней некоторые блюда повторились лишь дважды, кажется. Были каши, которые запаривались кипятком в термосе — пшенная, гороховая. Был банош и просто кукурузная каша с мясом. мясо, кстати, Вова сушит сам — в специально купленной сушилке (такое мясо не портится, мало весит, а самое главное — остается мясом!). Супы — из сушеной курицы и сушеных овощей — все это напитывается водой до исходных размера и вкуса, а в сушеном виде, опять же, мало весит и не требует холодильника. Макароны с рыбными консервами… Чай, кофе и прочие вкусняшки , кои уже были упомянуты. в общем, не голодали. Но и боков не наели — все калории были четко поделены на километраж.

А тем временем, влив в себя заботливый кофе, я пошла колядовать по соседним лагерям. искала пантенол для своей сгоревшей вдрызг физиономии. нашла, спасибо добрым и предусмотрительным (в отличие от некоторых) людям. стало легче — морально. Ибо физически кожа горела-болела нещадно. Наученные вчерашним горьким опытом, теперь мы — за одну ночь превратившиеся из бледнолицых в самых настоящих краснокожих — натягивали на себя кофты с длинными рукавами, наматывали на головы рубахи и полотенца, чтобы закрыть шею, прятали лицо… В итоге становились похожими то ли на капусту из русской народной загадки, то ли на партизан-ополченцев из фильмов жанра постиндастриал.

Вот так вот зачехлились, как могли, и двинулись в путь. Сегодня по плану была Говерла. Траверсовали Туркул с Брескулом, перевалили через Говерляну. И вот она — наивысшая гора страны.

Подъем до сих пор вспоминаю с содроганием — он дался мне сложнее, чем позавчерашний бесконечный марш в непроглядном тумане. Было жарко. Невыспанно. Куда-то подевались все силы (хотя, за ненапряжное вчера их должно было накопиться). Но дело было совершенно не в этом. Меня в край деморализовал мой спаленный фейс. Ни о чем другом я в то время думать просто не могла. Оно болело, горело и — как говорит бабушка одной моей знакомой — муляло! То есть, доставало перманентно. У меня вообще тогда было ощущение, что “пропало все” (с).

На вершине было полно туристов-попсовиков, которые приехали на машинах-автобусах к подножью и поднялись налегке. Обмахиваясь платочками и попивая водичку из пол-литровых бутылочек, они названивали знакомым: “Вася, прикинь, ни за что не догадаешься, где я! Я — не Говерле!” и с точно таким же текстом к Мане, Ване, Гале, Пете… Потом занимали очередь, чтобы “сфотаться” возле всего того, что натыкано на вершине — кресты, флаги, трезубы…

А вокруг раскинулась игнорируемая оголтелой толпой красота. На 360 градусов, куда ни глянь, до самого горизонта горы, горы, горы — с причудливыми пятнами теней от облаков. И все это приправлено пастельной дымкой. И ты смотришь на все это сверху. Как ни крути — хоть и разница в высотах с некоторыми вершинами Черногоры не больше 50 метров, преимущество в положении над уровнем моря было довольно ощутимым. крыша мира. Хоть только и украинского всего лишь. Но и это ведь не мало!
Там и пообедали. Перевели дух, и — на спуск. По другую сторону вершины склон был более пологим, сбежали вниз мы довольно быстро.

Ночевали почти под самой Говерлой. С реверсным (если брать за аверс картинку, которую мы видели несколько дней перед собой — до подъема) видом на наивысшую вершину страны. И снова жгли костер, до полуночи гоняли чаи, любовались огромной, наглой, откормленной низкоподвешенной луной.

День 5. В росе

А утром была роса. в невиданных до того количествах. казалось, за ночь все звезды-ледышки с неба перебрались спать на тент от палатки и на траву, а потом так разоспались, что не заметили, как вышло солнце, — и они растаяли прямо там, где прикорнули.
В общем, нас (меня и фотоаппарат) – уже полупромокших – еле оттащили от купающихся в росе травинок-цветочков, напихали завтраком, заправили в рюкзак и вытолкали на тропинку к Петросу.


А дальше все было просто (выражаясь исключительно фигурально). Сначала топали по лесочку к подножию. Часа два, так точно. Красавец Петрос отстоит как бы в стороне от основной гряды. Тем более неприступным и непокорным (и непокоримым!) он смотрелся. На привале перед последним большим подъемом доели оставшиеся сухофрукты и печеньки, что не съели сами – отдали проходившим мимо коровам: наглючие животные беззастенчиво кормились с рук и давали чесать себя за ушком.

А потом был подъем. Он начался с тяжелого выдоха, какой делают перед прыжком в прорубь или в еще какую не сулящую ничего доброго авантюру. Фффуууух! и вверх — местами по практически вертикальному склону. На вершине мы были уже часа через полтора. Радостные и слегка удивленные: более простой подъем на Говерлу накануне дался сложнее, чем тяжелое по ожиданиям теперешнее покорение Петроса.

Любуемся на вершины-ребра Черногорского хребта, — теперь все они вереницей вытянулись перед нами. Поп Иван едва угадывается в дымке где-то у самого горизонта. отсюда, с Петроса, кажется совершенно немыслимым, что МЫ. ДОШЛИ. СЮДА. АЖ. ОТТУДА! и где-то глубоко-глубоко внутри очень смутно зарождается ощущение то ли уже ностальгии, то ли грусти, что приключение на этом, в общем-то, и закончилось.

На ночлег, сбросив метров 500 высоты, останавливаемся на полпути между Петросом и селом Квасы, откуда завтра уедем во Франковск. Запасы витаминов пополняем дарами черничных зарослей, которые окружают наш бивуак. и спим как убитые — спокойно и крепко, как только могут спать люди, недавно завершившие большое грандиозное дело.

День 6. Последний

Под утро нас будит гроза. Снова, к нашему счастью, обошедшая место стоянки стороной. Завтрак, приправленный молчанием и грустинкой от того, что он такой ‑ последний в этой компании. Быстрые сборы, полегчавшие от отсутствия провианта рюкзаки и долгий многочасовой марш-бросок до Квасов. А там нас подхватила попутка и добросила до Ивано-Франковска. Благодарим друг друга за отличную компанию, прощаемся и расходимся кто в гостиницу, кто на вокзал. Мы с Мужчиной до поезда еще успели подразнить интерес посетителей одной недурственной пиццерии своими сгоревшими фейсами и общим нездешним видом.

Что хочу сказать после всего этого… ДЕВОЧКИ!!! собираясь в такого рода поход, не пожалейте дензнаков на нормальные трекинговые ботинки. Вы ни разу об этом не пожалеете и будете бесконечно себе благодарны за предусмотрительность и дальновидность. Ибо обувь тут — это все. И в первую очередь залог того, что вы, например, не свернете себе лодыжку на одном из кривых камней очередного непологого спуска, да и не только лодыжку…

А еще — длинные ногти спилите сразу. Все равно вам так или иначе придется это сделать на первом, самое большее, втором привале.

Про пантенол и солнцезащитный крем с наивысшим фактором защиты как неоспариваемый must have я уже упомянула. Вот, как будто и все, что хотела, умудренная не всегда сладким опытом, передать дальше.

А самое главное во всем этом, знаете что? После рассказов обо всех моих приключениях подруге, на ее вопрос «а еще когда-нибудь вот так вот пойдешь?», не задумываясь, отвечаю: КОНЕЧНО ДА!

Все фотографии из похода «Покорение двухтысячников»

 
Текст и фото: Манакова Екатерина